Уникальные учебные работы для студентов


Контрольная работа бог и человек богочеловек и человекобог

Если Бог есть, то вся воля Его, из воли Его я не могу. Если нет, то вся воля моя, и я обязан заявить своеволие. Потому что вся воля стала. Неужели никто на всей планете, кончив Бога и уверовав в своеволие, не осмелится заявить своеволие, в самом полном пункте? Тем самым Адам лишил Рая все человечество.

Роман «Бесы» в оценкелитературной критики XX века

Кириллов заявляет своеволие, сознательно лишая себя Царствия Небесного, в существовании которого он не сомневается. Но он доводит свою мысль до логического конца: Пусть один, но сделаю.

Я обязан себя застрелить, потому что самый полный пункт моего своеволия - это убить себя самому. Я хочу высший пункт и себя убью. Я обязан неверие заявить. Для меня нет выше идеи, что Бога. За меня человеческая история.

Исторические и мировоззренческие основания романа

Человек только и делал, что выдумывал Бога, чтобы жить, не убивая себя; в этом вся всемирная история до сих пор. Я один во всемирной истории не захотел первый контрольная работа бог и человек богочеловек и человекобог выдумывать Бога. Герой контрольная работа бог и человек богочеловек и человекобог понимает свободу, данную Богом человечеству. Эти две ипостаси и роднят человека с Богом. Но извращенная человеческая природа уже с ветхозаветных времен понимает свободу как своеволие, а не как свободу проявлять волевые качества к не совершению греха.

И если свободу воспринимать иначе, то высшим логическим пределом свободы и должно стать своевольное решение о конце собственной биологической жизни. Пока существует в человеке страх перед подобным деянием, он всё-таки в конечном итоге не свободен. Кириллов читателю по-своему симпатичен. В другом разговоре Кириллов говорит: О подобных размышлениях героя Достоевского Бердяев сказал: Идея человеко-бога, явленная Кирилловым в ее чистой духовности, есть момент в гениальной диалектике Достоевского о человеке и его пути.

Философия человека Н. Бердяева

Богочеловек и человеко-бог - полярности человеческой природы. О новизне, красоте и чистоте кирилловской идеи говорит и современный исследователь А. Такие мгновения не поддаются обыкновенным законам времени, не укладываются в шкалу секунд, минут или часов. Далее исследователь говорит об эпизоде романа, в котором герой отрицает вечную жизнь: Чтобы гармония была вечной, герой останавливает часы. Достоевский же подобные ощущения потери чувства времени и контрольная работа бог и человек богочеловек и человекобог с миром связывает с психической болезнью перед припадком эпилепсиикоторая в православной духовной культуре трактуется как одержимость человека бесами.

В критике часто рассматривается вопрос об отношении писателя к героям, о том, чья жизненная позиция ближе Достоевскому. Но Кириллов есть одно из начал человеческой природы, само по себе недостаточное, один из полюсов духа. Исключительное торжество этого начала ведет к гибели.

Кириллов и его «мука о Боге» в романе Достоевского «Бесы»

Но Кириллов у Достоевского есть неизбежный момент в откровении о человеке. Он необходим для антропологического исследования Достоевского. У Достоевского совсем не было желания прочесть мораль о том, как плохо стремиться к человеко-божеству. У него всегда дана имманентная диалектика. Верную мысль высказывает и М. Дунаев про неоднозначность образов писателя, в том числе и атеистов: Он мучит всех, и многие ему этого не прощают.

Но ведь и всякое познание идеала, постижение образа Божия - есть непременная мука: Мука, ибо постигаемый идеал налагается на собственную личность каждым познающим - и это непереносимо.

И никуда ведь не деться от этого - страшно. За всяким мучительным художественным созданием Достоевского стоит требование непременного сопоставления своего безобразия с образом утраченным. И это скорби из тех, о коих сказано: Но Евангелие говорит нам, что мука о доказательной вере - тщетна. Спаситель отвергает все три предложения дьявола в пустыне, которые могут доказать существование Божье: Он же сказал ему в ответ: Потом берет Его Диавол в святой город и поставляет Его на крыле храма, и говорит Ему: Ангелам Своим заповедует о Тебе, и на руках понесут тебя, да не преткнешься камень ногою Твоею.

Опять берет Его Диавол на весьма высокую гору и показывает Ему все царства мира и славу их, и говорит Ему: Тогда Иисус говорит ему: Господу Богу твоему поклоняйся и Ему одному служи. Так, Сам Спаситель, отказавшись от чревоугодия, тщеславия и корыстолюбия, отказывается и от доказательных фактов веры, так как доказательства в вере лишают человечество свободы выбора между добром и злом.

Герой же Достоевского хочет ценой собственный жизни доказать свое безверие, то есть доказать антиверу - своеволие; следовательно - изначально лишает себя свободы. Вот к каким поразительным результатам приводит логика атеиста! Иванов сказал об этом: Но сложность образа Кириллова заключается в том, что у него, в отличие от Раскольникова, не будет возможности изжить контрольная работа бог и человек богочеловек и человекобог страданием.

И только бесенок в лице Петра Верховенского радостно и с вожделением подталкивают Кириллова к пропасти небытия. Верховенскому нужна его жизнь, бесам - бессмертная человеческая душа, оказавшаяся от истинного бессмертия. Чтобы как-нибудь избавиться от нее, от ее страха, человек создает фикцию, измышляет Бога, у лона которого ищет спасения.

Бог есть страх смерти. Нужно уничтожить этот страх, и вместе с ним умрет и Бог. Для этого необходимо проявить своеволие, во всей его полноте.

Никто еще до сих пор не осмелился так, без всякой посторонней причины, контрольная работа бог и человек богочеловек и человекобог. А вот он, Кириллов, посмеет и тем докажет, что он ее не боится. И тогда свершится величайший мировой переворот: У читателя возникает мысль, что богоборчество Кириллова изображено с некоторой долей контрольная работа бог и человек богочеловек и человекобог симпатии.

Философия: Тематический план, методические рекомендации и контрольные задания

Например, Кириллов любит детей играет в мячик с кухаркиным ребенком. Петр Верховенский, узнав это, даже начинает опасаться: Ведь кто любит детей, тот любит и жизнь. Образ ребенка, несущий серьезную идеологически-философскую нагрузку в творчестве Достоевского вообще, не случайно возникает рядом с образом своевольного атеиста Кириллова и в этом романе. Тему детства и семьи в религиозном аспекте творчества Достоевского изучали многие исследователи.

К ней обращались, например, В. Бурова, в частности, пишет: Дети тоже бывают жестокими реакция Илюшечки контрольная работа бог и человек богочеловек и человекобог Алешу Карамазоваглавное - не потерять эту детскость, которая заключается в том, что человек, несмотря ни на что, способен принять светлый лик Христа.

Эта мысль современного исследователя о любви к детям как стремлении приблизиться ко Христу верна в связи с эпизодом привязанности Кириллова к ребенку: Шатов, увидевший жену в обессиленном и болезненном состоянии, бросился занимать деньги к соседу Кириллову. В этом эпизоде Шатов замечает Кириллову: И еще одно замечательное наблюдение В.

Но самовольный безбожный уход из жизни этого взрослого как бы сдвигает с места целую лавину трагических смертей: Действительно символично, что Кириллов погибает, убив в себе веру в Бога, почти одновременно с младенцем, родившимся и умершим на Богоявленской улице.

Вероятно, Достоевский дал улице именно такое название с некоторой долей горькой иронии: Но мало того, что вышло всего лишь банальное самоубийство, - ребенок, родившийся здесь, не смог выжить, исполнив мечту Шатова, встать на путь свободного труда. Если же сами как боги, то без Бога можно обойтись. Но если без Него можно обойтись, то Его, весьма вероятно, и вовсе. И себя можно поставить на Его место. Это основный посыл нигилистов-бесов в романе Достоевского.

Трагизм борьбы между Богом, человеком и бесом, затрагиваемый Достоевским почти во всех крупных романах, в свое время подметил и Вяч. Огромная сложность прагматизма фабулистического, сложность завязки и развития действия служит как бы материальною основою для еще большей сложности плана психологического. Это царство - верховной трагедии, истинное поле, где встречаются для поединка, или судьбища, Бог и дьявол, и человек решает суд для целого мира, который и есть он сам, быть ли ему, т.

Трагедия своеволия человеческой личности, по мнению Иванова, является основной контрольная работа бог и человек богочеловек и человекобог романов Достоевского. Внешняя жизнь и треволнения души нужны Достоевскому только, чтобы подслушать через них одно, окончательное слово личности: Иванов в этой же статье. Известный богослов и философ русского зарубежья С.

VK
OK
MR
GP